Яндекс.Метрика



"Важский край" № 12 2019 года МЭКС Наши авторы Наша клумба Бессмертный полк Подшивка

Позывной «Динго»

19.01.2018

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Просмотров: 240
ОднаКнопка

Шенкурские корни терского казака. Весной и летом  2014 года все мы с тревогой за судьбу жителей Донецкой и Луганской областей следили за сообщениями о начавшейся на юго-востоке Украины гражданской войне.

Это и сегодня – кровоточащая рана, которую неизвестно когда удастся «залечить».

А тогда телевидение и радио каждый час приносили новые и новые сообщения о боях  между народными ополченцами с одной стороны и украинскими армейскими частями и националистическими формированиями – с другой.
Тогда же в эфире появились поначалу необычные позывные руководителей ополченцев и добровольческих групп.

ДОВОЛЬНО часто в сообщениях мелькал позывной «Динго» – командира  казачьего формирования. Вскоре выяснилось, что фамилия его – Пономарёв, а имя – Евгений. Евгений  вёл свою страницу в Сети, публикуя там и свои фотоснимки. Так мы узнали, что бравый казачий сотник «Динго» – наш земляк, и родом он из Шенкурска. Он был  одним из  первых российских добровольцев, которые пришли на помощь соседям. Такое решение Евгений принял, когда нынешние киевские власти начали карательную акцию  против той части  собственного населения, которая выступила против бандеризации  страны.

Сложная судьба была у этого паренька, ставшего впоследствии  настоящим мужчиной. Родился он в Шенкурске в семье  Евгения Александровича и Валентины Васильевны Пономарёвых. Здесь же в 80-х годах Женя учился в средней школе, в одном классе с моей дочкой Наташей. Классным руководителем Жени была  Людмила Афанасьевна Попова, ветеран педагогического труда.
Наши дома стояли рядом, подъезды выходили в общий двор. С отцом Жени – Евгением Александровичем мы дружили, нас связывала охотничья страсть. В конце осени – начале зимы по пороше мы нередко выходили на охоту в важские приречные луга потропить зайца.  Если была возможность, старший Евгений брал с собой сына. Мы учили Женю распутывать заячьи следы, а когда  они уводили в куртину кустарника, становились на номера. Женя уходил в чащу, шёл по следам, подавая голос, и «выставлял» зайца на выстрел. Ещё тогда в его характере можно было почувствовать упорство. И не было случая, когда бы он заныл, запросился домой, жалуясь на усталость.

ТРАГИЧЕСКАЯ смерть отца круто повернула жизнь юноши. Вместе с матерью после шестого или седьмого класса он уехал на её родину – в Краснодарский край. Там закончил школу, был призван в Российскую армию. Служил в «горячих точках», в Таджикистане и Чечне, получил контузию и ранение.

В начале двухтысячных приехал на родину, в Шенкурск. Это был добрый, неунывающий парень с гитарой, улыбчивый и простой. Многие молодые шенкуряне запомнили его выступления на сцене в составе самодеятельной рок-группы. О его боевом недалёком прошлом многие даже и не подозревали.
А потом Евгений вернулся на родину матери, потомственной казачки, и был принят терскими казаками в свой круг. С этого времени возрождающееся казачество стало его судьбой. С казаками он объездил все соседние края. Он был одним из тех, кто помогал обеспечить безопасность во время проведения всенародного референдума в Крыму, поехал туда добровольцем.

БОЕВОЙ товарищ Василий Сахаров вот что пишет о нём в своих воспоминаниях:

«Динго» прошёл через несколько войн. Он терский казак. Однако жил на Кубани. Пока не полыхнула Украина, состоял в реестре, готовил молодежь, сочинял стихи и музыку, играл в группе и решал самые обычные житейские проблемы. А затем, не колеблясь, отправился в Крым и дальше, в Новороссию. По подготовке «Динго» отличный диверсант, офицер запаса, и мечтал, что когда-нибудь мы создадим  свою станицу, где осядут  бойцы Волчьей сотни. Жаль, что этому не суждено было сбыться. Командир отличный и чёткий. Не подставлял, на смерть не посылал, своих не бросал. Слабость имел одну, болячки, ранения старые. Голова в шрамах, и былые контузии давали о себе знать. Вдобавок к этому в ноге осколок часто шевелился. И тогда ему было очень больно, но он терпел, и только когда совсем мочи не было, «Динго» мог где-то запереться и выпить. Так ему становилось легче, но это случалось крайне редко. Обычно командир держался, скрипел зубами и не показывал вида, что ему плохо. Он  улыбался и находился в постоянном движении. Или тосковал. И тогда курил, смотрел в окно и слушал песню Гребенщикова:
«Жаль, подмога
не пришла,
Подкрепленья
не прислали.
Нас осталось
только два,
Нас с тобою покидали.
Все братушки полегли,
И с патронами
напряжно.
Но мы держим рубежи,
Мы сражаемся
отважно…»
Вот такой славный был казак, мир его праху. И мы с ним немало общались на разные темы, по истории, по казачеству, по обычаям, по религии».

ИМЕННО из воспоминаний Василия Сахарова мы узнаём, что «Динго» – Евгений Пономарёв – был командиром уже упоминавшейся выше казачьей Волчьей сотни. Сахаров рассказал и об истории сотни:

«Наибольшую известность Волчьи сотни получили во время первой мировой войны. Волчатники прославились на фронтах своими диверсиями в тылу противника, а позже, под командованием Шкуро, воевали против большевиков. Расказачивание и выжигание калёным железом старых обычаев так и не смогли уничтожить казаков. …кое-что осталось, в том числе и понятия о волчьем братстве. Первых волчатников я встретил в Чечне, в Бамуте. Они были потомственными казаками и служили в спецназе, придерживаясь родоверия и шли по пути характерника, а в горах набивали боевой опыт…
… В общем, был в курсе, что такие движения есть. Но они не массовые и не для всех, потому что казаком  назваться может любой задрот с лампасами и бутафорской шашкой.
… А вот волчатником станет только тот, кто готов воевать за свой народ и справедливость где угодно и когда угодно, не на словах, за рюмкой водки, а на деле.
Терская Волчья сотня, которая оказалась в Краматорске, была организована  терским казаком «Черкасом» во время Крымской весны. Она занималась охраной особо важных объектов, но до стрельбы тогда не дошло, помогли «вежливые люди», и сыграла свою роль активность местных жителей, и это хорошо.
После присоединения Крыма к России сотня разделилась. Часть казаков во главе с «Черкасом» вернулась в Россию, а затем в июне  оказалась в районе Снежного. Ну а «Динго» собрал группу, перешёл границу Украины, и в апреле  вместе с «Терцем» добрался до Славянска. Вот с этого момента и начинается боевой путь сотни, которая вскоре  перебралась в Краматорск, и при помощи местных активистов поменяла власть, захватила  гор-администрацию и райотдел милиции.  После чего началась оборона города.
Сил было мало, и сотня, на тот момент группа в 20 человек, разрывалась. Казаки сдерживали  продвижение карателей, отстраивали первые блокпосты, помогали организовывать ополчение, кошмарили  аэродром, разоружили милицию и уничтожили бронеколонну десанта. При этом погиб боец – позывной «Якут», словил в грудь пулемётную очередь. Он из-под Донецка и не был казаком, но дрался с нашими, и его уважали. Поэтому проводили человека как своего – волчьим воем.
… Как-то мне задали вопрос – правда ли, что в Волчьей сотне свои законы? Да, есть некоторые неписаные правила и какие-то особые отличия. Все волки равны, и они братья. Как и в разведке, каждый имеет право голоса. Если у человека срабатывает чутьё, он имеет право отказаться от задания, на которое его посылают. Если провинился, казака судит круг. Если казаки назначили наказание, приговор приводит в исполнение лучший друг. На поле боя  волки своих раненых не бросают. Волк имеет право входить в церковь с оружием. Павшего брата провожают волчьим воем. В атаку тоже с волчьим воем.
В основе Терская Волчья сотня живёт и воюет так, как это делали наши предки, не только казаки, а вообще славяне. Каждое воскресенье проводился общий круг, и на нём принимались общие решения. Сначала молитва. Потом обсуждение вопросов. Участвуют все. Затем остаются только казаки. И снова вопросы, уже другие. В конце на кругу только волки, и решаются  уже внутренние дела.
Вот в таком подразделении оказались мы, когда прибыли в Краматорск, и желающих вступить в Волчью сотню  всегда было много. Люди – они не бараны, и понимали, что в этом отряде их не сдадут и не продадут, не погонят на пулемёты, не выстрелят в спину и поделятся последней краюхой хлеба. В этом огромная заслуга «Динго», да и остальные волки ему не уступали».

В дни обороны Краматорска  произошло несколько боевых эпизодов, из которых можно судить о том, каким бесстрашным бойцом и  толковым командиром был «Динго».
В первых числах июня Волчья сотня провела несколько акций на инфраструктуре  «укропов». Отработали чётко, уложились в несколько минут. Но одна акция не удалась. В автомашине одной из групп сдетонировала самодельная мина, которой надо было взорвать объект противника. Четыре бойца погибли сразу, двоих тяжело ранило. Взорванная машина сразу же оказалась под миномётным обстрелом. Укропы мин не жалели. Взрывы  шли один за другим, и скорая помощь отказалась ехать. Тогда «Динго»  и с ним другие казаки переоделись в гражданку, забрали у медиков машину «скорой помощи» и сами выехали на место. Под огнём они подобрали тела погибших, раненых и доставили их в город.
Вскоре в связи с усиливающимся обстрелом города уже не только из миномётов, но и из «Градов» и гаубиц командование приняло решение  рассредоточить силы Краматорского гарнизона. Сотня была реорганизована, стала называться Краматорской разведротой: три  разведгруппы, в каждой четыре тройки, плюс командирская тройка, ротный «Динго», доктор, две девушки, несколько стажёров вне штата, а также отдельно «Бабай» и три человека при комендатуре. У каждого своя задача. Общая численность сотни – пятьдесят человек, из них половина – волки. С оружием стало  лучше, и каждая тройка в группе  имела свою специфику: снайперская, пулемётная, разведывательная и гранатомётная.
СЛУЧАЛИСЬ и курьёзы. Во время разведки три группы на автомобилях выехали прямиком на вражеский блокпост. Увидели бетонные блоки на дороге и поехали дальше. Вот как описывает этот случай
В. Сахаров:
«Бандерлоги» опешили.  Сначала одна машина проезжает. В ней бойцы с георгиевскими ленточками и оружием. Улыбаются. Затем вторая, водитель машет ручкой, и тоже все улыбаются.  Следом третья, и «Ваха» увидев, как пулемётчик  направляет на него ствол ПК, просто приложил к губам палец. Тихо! Ошалевший укроп опускает пулемёт, и наши скрываются, проезжая мимо БТРов. Две другие группы в это  самое время  ходили мимо украинских снайперов, и те подумали, что это возвращается своя разведка. Тогда я сказал, что мы, конечно, дураки, но везучие. А «Динго» добавил, что за нас молится половина России, и это даёт о себе знать. Иногда».
ПОСЛЕ решения командования отступить из Краматорска первоначально направлялись в Донецк, но в пути поступил новый приказ поворачивать на Луганск и выходить на Краснодон. Затем была оборона Изварино.
Читаем воспоминания: «После отступления из Краматорска «Динго» и несколько казаков, среди которых был и «Бабай», уехали в Крым собирать подкрепления для создания 1-го Добровольческого казачьего полка. Затем «Динго» вернулся в Изварино, откуда Волчья сотня пробилась в Горловку и продолжала воевать.
«Динго» погиб в конце августа. Он выбрался из Горловки на важную встречу к границе, а назад пробиться не смог. Временно остановился в Краснодоне, собирал  людей и, судя по всему,  предчувствовал беду. Осколок в ноге шевелился всё чаще, и командир не раз говорил, что это крайний поход.
Вот его последнее сообщение в Сети:
«Здорово ночевали, станишники!
Терская Волчья сотня походной ст. «Вознесенской» Представительства ТКВ в Крыму и Севастополе атаман Иловченко В. Я – развед-рота Краматорского гарнизона (после Крымского похода с 12 апреля 2014 года в Новороссии), после известных событий  в Славянске и Краматорске вышла в полном составе,  плюс собрав всё ополчение в Краматорске (вместе 367 человек) в Изварино (дорога смерти). Приняла участие в  освобождении трассы М04, отбитии атаки танковой колонны и освобождении от армии хунты территории на 40 км. После того, как в Изварино зашла и заняла участок 15 км моторизованная терская сотня, Волчья сотня  выдвинулась в Горловку. С боями прорвалась в Горловку
(2 легкораненых казака, один погиб – Дацюк Сергей Павлович, позывной «Таврия», из 10 машин дошло 7, из них встало на ремонт 4. Под штабным управлением «Беса» за двое суток проведена доразведка  района, принят бой (3 часа) на северо-западе Горловки в направлении с. Шумы (сорван обстрел города, поврежден танк, подбит БТР и  транспорт с БК батареи, обслуга разбежалась). Потерь в Волчьей сотне нет.
2  тройки казаков Волчьей сотни находятся на спецзадании, 2 – на переподготовке, 2 в Изварино налаживают разведку Изваринского гарнизона, в скором времени все вернутся в Сотню.
Командир Терской Волчьей сотни сотник Пономарёв – «Динго».
Вот такое сообщение. В Краснодоне  «Динго» выехал на обстрел вражеских позиций не с нашими казаками. Место уже было пристреляно укропами, и что там происходило на самом деле, понять трудно. Я выслушал три разных версии. Ясно одно – ополченцев ждали и сразу открыли огонь. «Динго» заметил корректировщика, схватил «муху» и помчался в зелёнку. Видимо, хотел срубить наводчика, но не добежал – мина разворотила спину.
«Динго» похоронили в Белореченске. После него командиром Волчьей сотни был «Остап» в Горловке, а затем «Душман».
Осенью Волчья сотня находилась в Донецке как КОБР (Казачий Отряд Быстрого Реагирования) при  Генпрокуратуре ДНР. Во второй половине ноября сотня вышла на отдых. На территории Новороссии до сих пор остаются наши казаки. Группа с «Бабаем» и одиночки в разных отрядах».
Эти строки написаны их автором в ноябре 2014 года.
В ШЕНКУРСКЕ о гибели Евгения Пономарёва стало известно вечером 28 августа 2014 года, через сутки после случившегося. Шенкурские друзья Евгения постоянно поддерживали с ним связь по Интернету. Его боевые товарищи сообщили о смерти «Динго». Вскоре сообщение прошло и по каналам ВГТРК. По «России 1» был показан сюжет о похоронах Евгения Евгеньевича Пономарёва в Белореченске.
Так имя нашего земляка – терского казака с шенкурскими корнями вошло в молодую историю Новороссии – Луганской и Донецкой народных
республик.
Дома у Евгения остались жена Татьяна  и маленький сынишка Георгий, которого он всё же успел посадить на коня и начать воспитывать в казачьих традициях. Так что род Пономарёвых продолжается, и нет сомнения, что светлая память о Евгении Пономарёве останется и в сердцах шенкурян. Залог тому – памятник воинам-землякам, погибшим в локальных конфликтах и «горячих точках» в конце двадцатого – начале двадцать первого веков, открытый в Шенкурске  18 ноября 2017 года года.

Владимир ЧУХИН,

член Союза
журналистов России.




Возможно, эти статьи Вам тоже будут интересны:

  1. Обращение к землякам Соберём средства на памятник Евгению Пономарёву. Наш земляк Женя Пономарёв (позывной Динго) погиб 27 августа при выполнении боевого задания...
  2. Обращение к землякам Соберём средства на памятник Евгению Пономарёву. Наш земляк Женя Пономарёв (позывной Динго) погиб 27 августа при выполнении боевого задания...
  3. Не мог поступить иначе «Почему всё не так, вроде, всё, как всегда, то же небо опять голубое, тот же лес, тот же воздух и та...
  4. Не мог поступить иначе «Почему всё не так, вроде, всё, как всегда, то же небо опять голубое, тот же лес, тот же воздух и та...

Метки: , , ,
Рубрики: Жизнь, История





Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Copyright © 1918-2021
Информация должна быть свободной. Ссылка - норма приличия.

Для лиц старше шестнадцати лет! 16 +

Государственное автономное учреждение Архангельской области «Издательский дом «Важский край».

Адрес: Архангельская обл., г. Шенкурск, ул. Г. Иванова, д.11
Адреса электронной почты: vkgazeta@gmail.com; vk-gazeta@mail.ru
Телефон: +7 (81851) 4-16-81
Факс: +7 (81851) 4-16-81

ФОТОЗАРИСОВКИ

ВИДЕО

Старинный город Шенкурск раскинулся на правом берегу реки Вага среди сосновых боров. Город славится своей древней историей и множеством мастеров. Шикарные пляжи, а также единственный официальный пляж на котором разрешено купание тоже здесь!

ПОЗВОЛЬТЕ УЗНАТЬ

Следите ли Вы за курсом доллара и евро?

Посмотреть результаты

Архив опросов

Loading ... Loading ...

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

ЛУЧШИЕ НОВОСТИ

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ

  • Загрузка...